Кладбища тракторов: история провала механизации сельского хозяйства Африки

20 сентября в 17:00

899

Кладбища тракторов: история провала механизации сельского хозяйства Африки

Кладбище тракторов в африканской саванне — удивительный пейзаж. Как статуи острова Пасхи железные каркасы кажутся чем-то одновременно впечатляющим и бесконечно чужим. Это памятник древней полузабытой цивилизации… расправляющей плечи постколониальной Африки 60-х, 70-х, а также завышенным ожиданиям возложенным на неё ведущими державами мира.


Кладбища техники — явление не уникальное. В США с распространением конвейерного производства срок жизни техники сократился в разы. Автомобили и трактора перестали передаваться от отца к сыну и кладбища техники стали возникать возле крупных машиностроительных заводов, не угадавших со спросом. Джон Апдайк описывает сотни фордов с пустыми баками, оставленных у обочин, переставших быть предметом роскоши для своих владельцев. 

Но совсем другое дело увидеть поражающие глаз пейзажи из тракторных каркасов посреди обрабатываемых волами и ручными орудиями земель. Удивительная история возникновения этих пейзажей повествует о том, как Massey-Ferguson, International Harvester и Ford проиграли мотыге.

План развития региона

Исторически механизация сельского хозяйства плелась вслед за урбанизацией и ростом промышленного производства. Новые орудия и механизмы позволяли кормить города меньшему количеству занятых в производстве продуктов питания людей. С развитием международной торговли успешная модель стала экспортироваться во всё новые регионы. И пусть она и встречала сопротивление простых работников, которые боялись потерять работу (в Азии встречались случаи сжигания техники), результаты её имплантирования были признаны успешными повсюду… кроме Африки.

Тягловые животные заменены тракторами:

с 1925 по 1940 год — в США;

с 1945 по 1960 год — в Западной Европе;

с 1961 по 1970 год — значительное увеличение механизации отрасли в Азиатском регионе;

60-е, 70-е, первая половина 80-х — безуспешные попытки механизации отрасли в странах Африки южнее Сахары.

Предполагалось, что механизация Африканского континента — вопрос времени. Изобилие земель в регионах южнее Сахары и низкая численность населения делали невозможным раскрытие агрономического потенциала региона с помощью тягловых животных. ФАО, Всемирный банк и другие крупные агентства развития территорий направили средства на реализацию планов покинувших континент колониальных властей, в том числе и механизацию.

Ожидался скорый расцвет рынка аренды тракторов (находящихся в собственности правительств, или частных операторов) и образования фермерских сообществ для их покупки и эксплуатации.

Подчёркивалась способность тракторов:

  • увеличить площади обработки благодаря распашке твёрдых почв и пустырей;
  • уменьшить время выполнения работ и повысить эффективность использования земель за счёт внедрения технологий севооборота;
  • высвободить рабочую силу для других видов деятельности;
  • сократить количество тяжелой работы в сельском хозяйстве и улучшить условия труда.

Лишь немногие эксперты высказывали сомнения по поводу стремительности перехода от ручного труда к тракторам, без использования промежуточных технологий, которые помогли бы трансформировать отрасль. И указывали на возможное негативное влияние технологий на занятость населения и распределение богатства в аграрных сообществах.

Азиатская модель

Параллельно с Африкой схожие процессы механизации происходили и в других регионах, но с большим успехом. Чем отличалась механизация отрасли в Азии?

  • сельское хозяйство было менее раздробленным, было много средних хозяйств, способных инвестировать в технику и предоставлять услуги; 
  • функционирующий рынок земли позволял через покупку/аренду участков увеличить загруженность техники и привлечь банковские инвестиции под залог земли;
  • функционирующий рынок дополнительных (не сельскохозяйственных) услуг для загрузки техники и получения дополнительного дохода;
  • правительственные программы, в том числе по разработке альтернативной техники (мотокультиваторов, дизельных двигателей), для поднятия общего технического уровня отрасли;
  • поощрение коммерческой деятельности и предпринимательства в сельском хозяйстве, налаживание действующих цепей поставок, обслуживание тракторов.

В 1961 году к югу от Сахары (включая ЮАР) использовалось в 2,4 раза больше тракторов, чем в Бразилии, в 3,3 раза больше чем в Индии, в 5,6 раз больше чем в Китае. В 2000 году в 6,9 раз меньше чем в Индии, в 3,7 раза меньше чем в Бразилии, в 4,4 раза меньше чем в Китае. При этом 70% тракторов в 2000 г. приходилось на ЮАР и Нигерию. В остальных странах механизация потерпела сокрушительное поражение.

Упадок механизации стал очевиден в 80-х когда повсеместно аренде тракторов местные фермеры стали предпочитать тягловых животных и простые механизмы местного производства (Tinkabi, Kabanyolo и Centaur). К концу 1980-х годов потерпели неудачу и местные трактора, наиболее жизнеспособным из которых оказался Тинкаби, который производился до 1990 года. 

В 2000 году 80% возделываемых земель в регионе обрабатывалось ручными орудиями, 15% — тягловыми животными и только 5% тракторами (в Азии более 60%).

С импортом техники, затратами на топливо и техническое обслуживание без наличия необходимой инфраструктуры, трактора стали чрезвычайно дорогими инструментами, которые было практически невозможно окупить. Повсеместно ручные орудия и тягловые животные стали вытеснять трактора. Они просто оказались более подходящими для малых и средних фермерских хозяйств, на которые дробится отрасль в регионе.

Сценарии шумного появления тракторов в разных государствах континента похожи. Везде оно сопровождалось громкими словами, большими планами по кардинальной перестройке отрасли и общества, политическими амбициями. Практически везде закончилось ржавыми скелетами покрытыми выцветшей краской.

Мозамбик

Кладбище тракторов в Мозамбике в начале 1980-х. На переднем плане популярная модель — Massey-Ferguson 285. Источник: mozambiquehistory.net 

Социалистический Мозамбик планировал механизацию сельского хозяйства в советском стиле. Но государство не смогло обеспечить прозрачность при распределении тракторов, функционирование рынка услуг для загруженности дорогой техники, доступность обслуживания и ремонта. Главный экономист Всемирного банка в 1967 году заметил, что трудно определить, потерпела ли механизация неудачу, по причине низкой рентабельности техники, или потому, что она страдала от управленческих проблем, которых можно было избежать или преодолеть.

Большинство исследований проведённых в Африке, не давали количественной оценки выгод от несельскохозяйственного использования тракторов или дополнительного дохода от услуг по аренде техники. Оснований предполагать что коэффициент использования техники будет достаточным для оправдания затрат не было.

И без того низкая окупаемость техники упала после кризиса цен на нефть 1970-х годов. 

Танзания

Уджамаа — государственная программа построения африканского социализма в Танзании. Трактор был инструментом и одним из символов социальной революции. Государство предоставляло трактора и комбайны фермерам, обрабатывающим ручными орудиями небольшие разрозненные земельные наделы. Одновременно с тракторами появилась программа объединения фермеров в социалистические деревни (виджидживья уджамаа) для совместной эксплуатации техники. 

Программа работала медленно, и тогда президентом был отдан приказ о принудительном перемещении жителей в деревни. План по объединению фермеров для разделения стоимости использования трактора обернулся ужесточением обращения с людьми и использованием методов принуждения.

Эксперимент завершился неудачей. Танзания не смогла совершить качественный скачок в использовании высокотехнологичного оборудования, проигнорировав более доступные варианты. Мотыгу (джембе) нельзя было заменить трактором, без использования плуга на промежуточном этапе.

Свазиленд

В 1960-х годах страна переходила от натурального хозяйства к экономике, основанной на промышленном производстве. Исследования показали, что средняя урожайность кукурузы по стране составляла около 15% от возможного потенциала, повышение урожайности хотя бы до 30% позволило бы Свазиленду обеспечить внутренний спрос. Нехватка пастбищ не позволяла увеличить поголовье тягловых животных и делала их слабыми к концу зимы, когда почвам требовалась вспашка. Попытка развить рынок аренды тракторов потерпела неудачу, себестоимость работы техники была слишком высокой.

В большинстве стран Африки к югу от Сахары использование тракторов для почвообработки ограничено 40 днями в сезон дождей. Их просто невозможно загрузить работой настолько, чтобы оправдать инвестицию в их приобретение.

В отличие от Танзании в Свазиленде активно использовались тягловые животные, и был запрос на их замену. Международные компании не проявляли интереса к малой механизации и в стране собственными силами разработали трактор Тинкаби.

Тинкаби

Малая техника лучше подходит для большей части Африки из-за её доступности, пригодности для небольших ферм, высокой загруженности и низких требований к навыкам и обслуживанию.

Простая конструкция Тинкаби без коробки передач и тормозов, с дизельным двигателем мощностью 12 кВт, единым рычагом управления (для движения вперёд, назад и остановки механизма при центральном положении рычага). Обслуживание агрегата было простым и недорогим, в цену была включена стоимость обслуживания в течение гарантийного срока, ремонт проводился по фиксированной стоимости. Интерес к Тинкаби появился и в других африканских странах. В Свазиленде его производили с 1968 по 1990 годы.

Тинкаби стал символом окончательного поражения развитых стран в их намерении перепахать Африканский континент, он укоренился там, где этого не смогла сделать ввезённая техника брендов Massey-Ferguson, International Harvester, Ford и др.

Крах программы

Из этой истории можно сделать однозначный вывод — там, где фермеры полагаются на ручной труд, механизация невозможна. В то время, как в Азии и Южной Америке механизировались не только операции по обработке земли, но и уборка урожая, послеуборочные операции, Африка с возникшими из ниоткуда тракторами не смогла бы конкурировать с другими регионами даже при реализации самых лучших сценариев.

В 1987 году механизация отрасли в Африке была официально остановлена. Была избрана новая парадигма развития — эволюция систем земледелия с постепенным переходом к устойчивому производству. В качестве первого этапа рекомендовано было вернуться к обработке почвы тягловыми животными, а импорт тракторов значительно сократился во всех странах. Исторический максимум их использования пришёлся на 1990 год — 275 тысяч машин. Уже к 2020 году количество тракторов сократилось до 221 тысячи, а традиционным пейзажем стали остовы тракторов, столпившиеся на пустыре, словно демонстранты на площади, десятилетиями призывая случайных прохожих к технической революции и преобразованию Африки.

Сенегал: снова неудача и… успех?

В XXI веке в Сенегале была предпринята очередная попытка механизации. Государство планировало выделять трактора фермерам выращивающим рис в долине реки Сенегал. Как результат — тракторы оказывались у кого угодно, кроме фермеров, которые в них нуждались. Технику получали местные государственные чиновники, деревенские лидеры, члены неправительственных организаций. Новые хозяева не всегда могли хотя бы поддерживать технику в рабочем состоянии. Использование трактора стало привилегией доступной ближайшему окружению, доступ к ним был возможен только при наличии необходимых связей. Один за одним трактора стали выходить из строя и пополнять пейзаж.

После провала программы, в 2014 году была предпринята ещё одна попытка, которую наконец-то можно назвать удачной. При поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) сенегальская лизинговая компания Locafrique разработала программу аренды техники с правом выкупа, позволяющую частным операторам приобретать тракторы и комбайны. Малые и средние предприятия получили возможность приобрести современную и высокопроизводительную технику под долгосрочный кредит.

История тракторов в Африке, наверное, самая интересная с момента изобретения механизма... ну может после истории применения гусеничных тракторов в траншейной войне в годы Первой мировой. Трактора были в центре социальных и политических изменений, были инструментами политического покровительства, вокруг них консолидировались земли, объединялись фермеры, создавались избирательные округа и, наконец, поднимались социальные революции, одна за другой терпевшие крах.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

AgriGeek

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

bn

Вверх