"Тракториада": как сельхозмашина стала символом мятежей Каталонии

Каталония у всех на устах, но почему среди митингующих появилась колонна тракторов и зачем трактористам гимн 17-го столетия.

Старый красный трактор медленно едет по каталонской дороге, а его владелец — Жорди Колом — кажется еще одним простым фермером, едущим на полевые работы. За исключением того, что совсем недавно он был частью армии таких же тракторов, перекрывших главный торговый перекресток. Машины на обочинах сигналили ему, а люди кричали приветствия, размахивая красно-оранжевыми каталонскими флагами. Эта орущая толпа по достоинству оценила роль, которую сыграла "тракториада" — неконтролируемая тракторная армада — в борьбе за независимость Каталонии.

"Теперь каждый хочет стать фермером", — говорит 39-летняя Имма Колом, сестра Жорди, присоединившаяся к толпе крикунов, пока ее муж крутил баранку трактора.

В регионе, связанном идентичностью с суровым нравом фермеров, тракторы стали символом борьбы за независимость. В последние месяцы фермеры начали добровольно сопровождать марши протестующих, медленно двигаясь по дорогам рядом с толпами демонстрантов. Во время скандального референдума о независимости, они окружили избирательные участки линией защиты от испанской полиции.

На прошлой неделе Колом и другие фермеры бастовали по всей Каталонии. "Тракториада" бросила всю свою механизированную мощь на противостояние полицейскому насилию, последовавшему за голосованием.

Семья Колом владеет одной из сотен ферм, разбросанных по долине вокруг города Вик. Это крупный перекресток автомагистралей, пересекающих Каталонию. По ним во Францию и остальную часть Италии доставляют производимые каталонцами товары. Каждый день грузовики, перевозящие молоко, мясо и скот, проезжают этот перекресток, и бунтующие трактористы придумали простой план — заехать тракторами на середину узла и остановиться. Никакого противостояния с полицейскими не было — правоохранители оцепили часть дороги и осторожно махали тракторам регулирующими флажками, позволяя проехать по шоссе. Толпы митингующих стояли на обочине, распевая песни и дудя в граллы, народные каталонские флейты. Картина нетипичная: документалисты снуют между тракторами, сверху слышно гул дронов, снимающих шествие. Когда тракторы остановились на перекрестке шоссе, динамичный поток грузовиков превратился в пробку. Скоро лишенные возможности доставить свои товары водители спрятались в кабинах грузовиков.

Центром каталонского движения за независимость стала Барселона, космополитичный мегаполис, и в этом городе тракторы кажутся довольно странным народным символом. Но некоторые машины стоят более 100 000 евро, это около 117 000 долларов — на борту у них есть компьютеры, джойстики, панели управления со светодиодной подсветкой, а кабины оснащены кондиционером. Другие же четырехколесные — старые драндулеты.

Фермеры остальной Испании и других стран Европы десятилетиями использовали тракторы в протестах против стоимости газа или оптовой цены продуктов. Но они никогда не привлекали столько внимания, как в последние недели в Каталонии. Хотя у протестов свой график, не все фермеры готовы отказаться ради них от своего собственного распорядка дня.

"Коровы диктуют строгий график, — говорит Мартин Серралонга, продвигаясь по шоссе со скоростью улитки. "Для многих владельцев домашнего скота это первый протест", — сказал он, добавив, что его сын, как и половина толпы, был вынужден срочно вернуться домой, чтобы подоить коров.

С некоторой гордостью в голосе он прибавляет: "Мы часто нужны политикам, например, чтобы помочь бороться с лесными пожарами, потому что мы точно знаемп, как бесценна наша земля".

СМИ пристально следит за фермерами и потому, что многие молодые люди покидают поля для городской жизни. 42-летний Жорди Прат вырос в семье торговцев скотом, но он решил учиться в Барселоне, а затем стал дантистом в Вике. Но когда местных фермеров призвали протестовать, он не думая запрыгнул на водительское место старого семейного трактора.

Говорит, что в молодости целыми днями сидел в кабине, работая на полях. Иногда, когда он уже вечером спускался с трактора, его ноги буквально подкашивались от истощения.

"Мы самые трудолюбивые из испанцев", — говорит Прат. — "Здесь люди просыпаются, чтобы работать, а не бренчать на гитаре".

При всей своей могущественности как символа восстания, сами фермеры не очень четко представляют, зачем им независимость, если она окажется такой, как ее малюют региональные политики. Трактористы предпочитают разглагольствовать о борьбе своих предков, упомянутой в каталонском гимне, звучащему сейчас по всему региону. В "Жнецах" поется о восстании 17-го века крестьянам против испанского правления.

"Как и в гимне, мы разрушим цепи нашими серпами", — говорит 44-летний Микель Колом, старший брат Хорди и Иммы.

Когда ночь опускается на долину, а тракторы отправляются домой, Микель в свете фонарей очищает пол цементного амбара от навоза, так как стадо из почти 60 коров все это время простояло в нечищенных стойлах.

"В эти дни мы не очень много работали", — признался он, подняв глаза. — "Все приклеены к своим смартфонам, отправляя сообщения о митинге в WhatsApps".

По материалам The New York Times

Понравилось? Лайкни нас на Facebook