Бананы исчезают из-за коммерческой селекции

Самый популярный сорт любимого миллионами фрукта уже несколько десятилетий борется за свое выживание. А все потому что кто-то очень хотел на нем заработать.

В 1950 году большинство бананов, попадающих на стол к людям по всему миру, экспортировались из Центральной Америки. Сердцем банановой индустрии стала Гватемала — ее плантации были главной частью империи банановых плантаций, принадлежащих американской Объединенной фруктовой компании (ОФК). Она выплатила правительству Гватемалы весьма скромные суммы в обмен на землю, которую совсем скоро она начала использовать более чем жестоко — она взяла под абсолютный контроль не только дела работников, но и их жилье. Скоро к этому прибавился и транспорт — ОФК построила первую железную дорогу в стране, рассчитанную быть максимально бесполезной для жителей Гватемалы, и максимально эффективной для перевозки бананов.

Самый популярный банан в мире

Прибыль компании была огромной — в 1950 году ее доходы были вдвое больше валового внутреннего продукта всей Гватемалы. Тем не менее, вкладывая деньги в транспортировку бананов, ОФК не инвестировало в изучение техники выращивания плодов.Компания стала активно развивать только один сорт бананов — Грос Мишель, неустанно клонируя его черенкованием самых лучших ростков.

В экономическом плане это было гениальным решением — все бананы были похожи, словн близнецы, одинакового цвета и размера, никаких неожиданностей. Но в биологическом плане это создавало проблемы. Специалисты отмечали, что в естественной среде бананы разных сортов отлично уживаются по соседству, хотя в этих регионах можно было найти необычайное разнообразие патогенов, с которым разношерстное банановое сообщество боролось сообща. Но теперь, в 1950-х, когда в культивируемом мире бананов установлено единое генетически идентичное разнообразие, если какой-либо банановый патоген атаковал одну банановую плантацию, он мог уничтожить фрукты и на остальных. Если бы банановые компании прислушались к этим предупреждениям, они смогли бы посадить множество разновидностей бананов. Да только зачем? Ведь сорт Гроса Мишеля оказался самым коммерчески успешным. Посадить что-то другое означало бы потерять деньги.

Панама для банана

Но произошло неизбежное. Панамский вирус (теперь его чаще называют фузариозным увяданием) проснулся после долгой спячки в североамериканскй земле — и совсем скоро почерневшие от грибковой ржавчины плантации в Латинской Америке стали напоминать обесточенный город при взгляде с высоты птичьего полета. В долине Улуа в Гондурасе тридцать тысяч акров были заражены и покинуты в течении первого года нашествия болезни, и вскоре почти все банановые плантации в Гватемале были опустошены. Руководителям ОФК пришлось срочно искать сорт, который будет не только вкусным, как Грос Мишель, но и успешно противостоять патогену. Таким оказался сорт Кавендиш, и за пару лет он превратился самый большой экспорт Коста-Рики, Эквадора и Панамы, и во второй экспорт по популярности для Колумбии, Гватемалы и Гондураса. Но вирусы мутируют, и вот уже прямой потомок панамского вируса угрожает очередному самому популярному банану в мире — в 1980-х годах в связи с возрастающим мировым спросом на бананы, в Малайзии стали активно расчищать территории под банановые плантации, и там же обнаружили, что для сорта Кавендиш есть свой смертельный грибок. Новый грибок ещё быстрее распространяется и убивает бананы, за что он получил название "тропическая гонка".

Конкурс продолжается

Сейчас она уже распространилась в Пакистане, на Филлипинах, в Индонезии, а недавно вирус проник в Африку и Австралию. Биологи и ботаники всей планеты работают над искусственным созданием нового сорта бананов и колесят по джунглям в поисках других существующих сортов, которые смогли бы заменить уже Кавендиш. Как и в случае с предыдущей болезнью, учёными пока не найдено способов эффективно противостоять грибку. И через несколько десятилетий самый популярный сегодня сорт бананов с очень большой вероятностью может перестанет существовать.

Упрощение сельскохозяйственного мира и нашего способа питания отчасти принесло пользу человечеству. Теперь мы выращиваем больше еды на акр, чем когда-либо прежде, — это в десять раз больше пищи, чем десять тысяч лет назад. В результате меньше людей на Земле голодает сегодня, чем в любой другой момент за последнюю тысячу лет. Современная наука принесла нам пищу в изобилии, но это изобилие, как и богатство современных банановых компаний, незначительно, потому что зависит от нашей способности защищать очень немногие виды, без которых мы больше не сможем выжить — и на примере бананов мы видим, что пока что мы владеем ею недостаточно.

 

По материалам Wired и Geektimes

Понравилось? Лайкни нас на Facebook