Сельское хозяйство в ИГИЛ

Три года назад ИГИЛ провозгласило себя всемирным халифатом. Все это время террористической организации удается вести тяжелые бои и как-то кормить не только собственных боевиков, но и население на подконтрольных территориях. Мы решили выяснить, за счет чего они сумели так долго продержаться.

Пять миллионов сирийцев и три миллиона иракцев покинули свои земли, спасаясь от войны. Они вынуждены бежать в Египет, Турцию, Ливан, Иорданию и страны ЕС. Более полмиллиона беженцев не покидают страну, а остаются в специальных лагерях. Там можно услышать много историй о жизни под властью ИГИЛ. И эти рассказы являются одним из главных источников информации о террористах и их методах работы на завоеванных территориях.

Поскольку нет официальной информации об экономическом положении Исламского государства — все сведения основаны на данных разведки, утечке документов... И на показаниях беженцев.

Террористическая группировка, которая мечтает о своем государственном образовании

ИГИЛ не имеет единого экономического пространства, а денежная система мультивалютная: здесь в свободном обращении иракские и сирийские фунты, а также американские доллары. Частная собственность признается условно — в никого нет гарантий, что ее рано или поздно не отберут.

В то же время террористы пытаются позиционировать свою организацию, как государственное образование. И в этом одна из главных угроз группировки. Та же Аль-Каида была сосредоточена на террористических операциях и не имела подобных амбиций. ИГИЛ пошли дальше — у них есть свое правительство, своя армия, они стремятся обрести государственность — создать Халифат на территории большинства мусульманских стран. Террористы имеют свою структуру правительства, где главой является халиф, который наделен неограниченной властью. При нем действует совещательный орган — Шура, членов которой он сам и назначает.

ИГИЛ серьезно настроены отвоевать свою независимость и ведут вооруженные конфликты на территории Сирии и Ирака, а также в ряде других стран Восточной Азии и Северной Африки. На определенном этапе им сопутствовал успех, и Исламское государство разрасталась до размеров Австрии, а население достигало 8 млн человек. Но постепенно влияние организации снизилось, а подконтрольная территория уменьшилась. Но последние поражения не повлияли на их имидж наиболее радикальной и жестокой организации, оставляющей в тени когда-то материнскую "Аль-Каиду".

 

Подконтрольная ИГИЛ територия

 

Группировка была создана в 1999 году, а уже через 5 лет она эволюционировала в "Аль-Каиду в Ираке". В 2006 году, объединив усилия с другими иракскими радикальными исламистами, было создано ИГИЛ.

Нефть, торговля людьми и сельское хозяйство

Они считают себя государством и пытаются поддерживать подобный образ, вкладывая в это немалые деньги. Основная часть средств — более 70% — расходы на ведение войны. Понимая важность поддержки местного населения, террористы щедро финансируют еще и пропаганду в СМИ. Социально-экономическим развитием занимаются отдельно уполномоченные советники халифа, которые по сути являются гражданскими властями.

 

Структура расходов

Обеспечение такой политики требует огромных финансовых вливаний. Считается, что бюджет террористов наполнялся за счет добычи нефти и газа (11 захваченных месторождений способствовали этому), грабежей, вымогательства и торговли людьми. Общие финансовые резервы в 2015 году оценивались в $2-7 млрд. Примерно $2 млрд были похищены из филиала Центробанка Ирака в Мосуле, после того как террористы взяли город штурмом.

Хотя страны Персидского залива официально выступают против ИГИЛ, есть свидетельства, что средства поступают также от частных лиц из Катара и Кувейта.

К лету 2015 правительство Багдада выплачивало заработную плату госслужащим, которые находились в зоне конфликта. Террористы ее облагали 50% налогом, и это являлось важным источником дохода, который приносил сотни миллионов долларов — по некоторым данным до $ 800 млн.

Еще одной статьей поступлений в бюджет ИГИЛ были дополнительные налоги, которыми облагались аграрии — попросту говоря, плата за то, что террористы не разграбят хозяйство.

 

Доходы ИГИЛ

Сельское хозяйство — стратегически важная отрасль для ИГИЛ

В запыленной палатке на окраине Эрбиля — здесь прячется от жары Паулис. Раньше он жил неподалеку Мосула, владел небольшой фермой, на которой выращивал пшеницу. После начала конфликта, Паулис был вынужден бежать вместе со семьей, оставив свою собственность на произвол террористам.

"Через несколько недель после побега на мой мобильный телефон позвонил незнакомец, представившийся бойцом ИГИЛ. Он спросил меня, почему я оставил свой бизнес и не работаю в поле. Потом предложил мне возвратиться и гарантировал безопасность, если я заплачу налог, который составляет $500. Я не согласился на его условия, после чего террорист сказал, что я сам выбрал такой путь. Мол, они мне предлагали сотрудничество, а я отказался. Теперь они наложат на меня санкции и отберут пшеницу. Это не воровство, это штраф — так боевики это представили", — рассказывает Паулис для американского журнала Huffingtonpost.

Этот пример хорошо иллюстрирует подход террористов. Они пытаются позиционировать свои злодеяния, как штрафы и налоги, а то, что эти требования не имеют никакой юридической почвы — вещь второстепенная и мало их интересующая.

Если фермер не идет на условия, террористы разворовывают ферму и уходят, но крестьяне боятся туда возвращаться, так как боевики могут минировать территорию и помещения, особенно в прифронтовых областях.

Фермеры важный источник дохода для ИГИЛ, особенно учитывая факт, что Багдад прекратил выплаты зарплат на подконтрольной террористам территории, а другие виды дохода нестабильны, а иногда вообще носят единичный характер. К тому же, финансовая ситуация значительно ухудшилась в последнее время, к этому привело падение цен на нефть, уменьшение финансирования из-за границы, падение рынка торговли людьми. А ИГИЛ нужно удерживать огромную армию, боевикам и так вдвое снизили выплаты, а их численность сократилась до 20 тыс. человек. Также необходимо поддерживать лояльность местного населения.

Сирия потеряла половину сельскохозяйственного производства

Сельское хозяйство Сирии обеспечивало 20% ВВП в довоенные годы. Действовала государственная социальная программа, которая предусматривала субсидирование производства зерновых. После потери контроля над значительной частью территории, размеры субсидий были сокращены — это вызвало рост цен на продукты питания и девальвацию национальной валюты. Чтобы стабилизировать цены на подконтрольных территориях, правительство было вынуждено импортировать пшеницу из Украины и России.

 

Изменения цен на продукты

 

Аграрные районы Сирии сильно пострадали от разрушения инфраструктуры, фермерских угодий и техники. Фермеры испытывают нехватку ресурсов и сталкиваются с транспортными проблемами, так как часть дорог не контролируются государством. Возникают трудности и с хранением урожая. Эти факторы вынуждают аграриев продавать свое хозяйство и выезжать за границу.

Под контролем ИГИЛ оказались провинции, на долю которых припадала половина сельскохозяйственного производства Сирии. В сезоне 2015-2016 сирийцами была использована для посева наименьшая площадь за многие годы — засеяно в 1,5 раза меньше земли, а урожая получили в 2 раза меньше, чем в доконфликтный год.

 

Посевные площади и валовый сбор

 

Понесли убытки и другие сектора сельского хозяйства. Раньше Сирия являлась экспортером продукции  животноводства, на долю отрасли припадало около 35-40% аграрного производства. На животноводческих фермах было занято 20% процентов сельского рабочего населения. Но с началом кризиса  ситуация  изменилась.  

 

 Потери животноведческих ферм

 

До конфликта Сирия занимала двадцатое место в мире среди экспортеров цитрусовых и четвертое по экспорту оливок. Сегодня производство резко сократилось и экспорт фруктов уменьшился.

 

Производство оливкового масла в Сирии

 

Ситуация с водохранилищем Эль-Асад

Плотина Табка была построена в период с 1968 по 1973 годов на реке Ефрат. В результате, было образовано водохранилище Ель-Асад, которое играет важную роль для орошаемого земледелия Сирии. Площадь орошаемых земель постоянно возрастала, благодаря этому стране удалось повысить урожайность пшеницы и ячменя, а также снизить зависимость от погодных условий. Сирия себя практически полностью обеспечивала зерновыми, за исключением периодов засухи, которые наблюдались три раза за последние 20 лет.

После начала конфликта уровень воды в водохранилище начал снижаться. Это было вызвано тем, что ИГИЛ использовал максимальные потоки воды через плотину для выполнения своих стратегических целей: увеличения продаж электроэнергии. В то же время Турция снизила пропуск воды в Сирию, полностью сократив объемы в июне 2014 года. Анкара обеспечивала 500 м3/с воды вниз по течению Евфрата, согласно договора между странами. ИГИЛ был вынужден установить нормированные потоки, чтобы не истощать запасов водохранилища. В итоге, площадь озера восстановилась.

Ирак теряет миллион тонн зерна в год

Другая жертва Халифата — Ирак, также никогда не был мировым лидером в сельском хозяйстве. Жаркий климат и плохое качество земли, не позволяет стране иметь развитый аграрный сектор. Максимальная урожайность пшеницы здесь никогда не поднималась выше 2 тонн/га, при этом она еще и очень низкого качества. Много лет ситуация решалась доходами от экспорта газа и нефти — Ирак импортировал продуктов питания на десятки миллиардов долларов в год. Развитие сельского хозяйства также не было в приоритете у правительства. "Нефтедолларами" финансировалась сама нефтяная промышленность и оборона. Последние 30 лет Ирак активно участвовал в войнах — с Ираном, Кувейтом и США. Более 12 лет действовали санкции против Ирака. Это вместе с низкими ценами на нефть в конце 90-х, привело к тому, что более 16 млн человек в 2003 году централизованно получали продовольственные пайки. На фоне такой ситуации, в стране наблюдается постоянный рост рождаемости — с 1997 по 2009 численность населения Ирака выросла с 22 до 31,6 млн человек.

 

Производство основных товаров в Ираке

Правительство Ирака стремилось исправить ситуацию, и в планах развития страны до 2017 года сельское хозяйство было определено одной из шести приоритетных отраслей вместе с добычей нефти, электроэнергетикой, базовой инфраструктурой и транспортом. План развития разрабатывался, учитывая рыночные принципы, но также предусматривались субсидии и государственное регулирование закупочных цен.

Реализации планов помешало вторжение ИГИЛ в 2014 году. Оно произошло сразу после сбора урожая, и многие фермеры потеряли свою продукцию. Были разрушена инфраструктура, системы ирригации, значительно повреждены складские помещения и теплицы. Элеваторные комплексы в больших городах, где проходили бои, превратились в опорные пункты, получая при этом огромные повреждения.

Нехватка СЗР привела к распространению сорняков и вредителей — урожайность снизилась. Очень много техники было уничтожено, или же она конфисковывалась солдатами и боевиками для военных нужд. Тысячи семей бежали из зоны конфликта оставляя свои хозяйства и дома.

При этом более 200 тысяч фермеров и жителей сельской местности, которые занимаются агропроизводством, остались на оккупированной боевиками территории.

За год активных боев, террористы смогли захватить три важных сельскохозяйственных провинции — Салах-эд-Дин, Ниневию и Киркук, которые до войны обеспечивали половину национального производства зерновых.

 

Производство зерна в провинциях Ирака до захвата

Стратегически важные элеваторы также опустошались боевиками ИГИЛ. Более миллиона тонн зерновых было конфисковано и вывезено в глубь подконтрольных Халифату территорий. Совокупные убытки оцениваются в 200 млн долларов.

Потери животноведческих ферм в Ираке

Сельское хозяйство на подконтрольных ИГИЛ территориях неэффективное даже в среднесрочной перспективе

Курдский фермер Саид Мустафа Хусейн рассказывает свою историю. Он наблюдал в бинокль, как вооруженные боевики ограбили его хранилища и загрузили пшеницу на четыре грузовика, а затем поехали в сторону арабских деревень. "Я знаю, что было дальше. У террористов есть мельницы в захваченных регионах. Они просто перемалывают мою пшеницу и продают. Хуже всего, что я смотрел на то, как разворовывают мое хозяйство и ничего не мог поделать. У меня было 54 тонны пшеницы, две сотни кур, около четырех десятков голубей — они все украли... Даже два генератора".

Саид не ошибается в своих предположениях. Террористы действительно перемалывают ворованную пшеницу, а также демпингуют цены на зерно. Фермеры, которые пытаются продолжать свой бизнес также вынуждены продавать зерно по ценам в 2-3 раза ниже рыночных.

"Сегодня цена пшеницы — 4-5 тыс динаров ($3,5-4,3). А раньше можно было продать и за 11 тыс, — сокрушается Джомана Зевар, он также пребывает в лагере Ербиля. — Террористы продают ворованную пшеницу намного дешевле. Они ее украли, поэтому и устанавливают такие цены. Они хозяева там, они приходят в пекарни, чтобы устанавливать свои цены, которые попросту невыгодные для бизнеса".

Боевикам необходимо искусственно удерживать цены на хлеб. В противоположном случае местное население может взбунтовать против их власти.

Даже грозные террористические группировки понимают, что сельскохозяйственное производство обеспечивает определенную устойчивость режиму. Исследования показывают, что на определенном этапе радикалы использовали земли даже эффективнее, чем правительство до конфликта, этому поспособстовали погодные условия.

 

Производство зерна

 

Превышение средних показателей урожая зерновых по сравнению с довоенным временем — это краткосрочные результаты. Качество семян снижается после 3-4 земледельных циклов.  Поэтому беженцы в лагере Эрбиля настроены пессимистично: "Места, которые захватили террористы кормили весь регион, но в этом году посевная под угрозой срыва. Семена нужно посадить после первых дождей в конце сентября — начале октября, но получить посевной материал в Мосуле и прилегающих районах практически невозможно".

Захват основных хлебных регионов Ирака и Сирии позволил боевикам немало заработать. В 2015 году в занятых ИГИЛ хлебных провинциях было произведено 2,45 млн. тонн зерна. На внутреннем рынке было потреблено лишь 0,85 тонн зерна, куда пошли остальные — точно неизвестно. Предполагается, что продукция нелегально поставляется в Турцию, где цены на зерно выше.

Ситуация с летними культурами намного хуже из-за поврежденной ирригационной инфраструктуры. Так производство хлопка снизилось на 60-70% и на подконтрольных ИГИЛ, и на правительственных территориях.

 

В 2016-2017 годах ИГИЛ понес значительные территориальные потери. Террористы потеряли Пальмиру в Сирии, также иракские войска отбили Фалуджу  и вот-вот освободят Мосул на севере.

Однако ИГИЛ по-прежнему занимает ключевые сельскохозяйственные районы — часть плодоносных земель долины реки Евфрат. Но есть сомнение, что эти территории будут приносить хороший урожай. Раньше семена аграриям заменяло государство, террористы же не смогут самостоятельно осуществить необходимую работу. Также есть проблема с получением удобрений и топлива.

Это означает лишь одно — в следующем году производство зерна упадет, нанеся очередной удар по экономике ИГИЛ и поставив под угрозу продовольственную  безопасность региона.

Понравилось? Лайкни нас на Facebook